Литература

Линия движения Грасса

Линия движения ГрассаГюнтер Грасс, находясь на пороге восьмидесятилетия, как и раньше показывает отменную способность завлекать к для себя внимание и инициировать острые дискуссии. Гете в его годы жил для себя расслабленно и равномерно, думая о нескончаемом, принимая в Веймаре гостей и не обрушивая на головы филистеров будоражащую информацию. Не такой Грасс. Несколькими годами ранее он произвел реальную сенсацию, опубликовав роман «Траектория краба». Необходимо отметить то, что в нем он коснулся до этого запрещенной в Германии темы смерти германских беженцев в годы 2-ой мировой.Неполиткорректная тема. Считается (в том числе усилиями самого Грасса), что она может вызвать сострадание к народу-преступнику, приведшему к власти Гитлера и развязавшему войну. Держать в голове следует лишь о жертвах германской злости. Лишь Грасс – общепризнанный писатель-антифашист имел право нарушить табу и шагнуть на стезю небезопасных рассуждений о грехах союзников. Сейчас он шагнул еще далее и огорошил германцев признанием, что ребенком добровольно пошел на службу в СС. О этом он заявил, предваряя выход собственной автобиографической книжки «Очищая луковицу». Как заявляет сам писатель, в 1944 году о СС ему было понятно лишь то, что их части кидают на те участки фронта, где в особенности горячо. В принципе в этом признании никакого криминала нет. Как сейчас, спустя шестьдесят лет можно предъявлять претензии к человеку за то, что в семнадцать лет он желал дать жизнь за родину, сражаясь в элитных подразделениях? Когда Гитлер пришел к власти, будущему нобелевскому лауреату было всего 5 лет, он являлся обычной жертвой нацистской пропаганды, каких тогда в Германии были миллионы. Так что предложения Леха Валенсы лишить Грасса звания знатного обитателя Данцига-Гданьска либо толки о том, что Нобелевский комитет отберет у него премию, кажутся чрезвычайно конструктивными и напоминают размахивание кулаками опосля драки. Другое дело, что в вину писателю можно поставить то, что он молчал о этом эпизоде молодости столько лет и из самого факта признания сделал доп рекламу собственной книжке. Наверняка, прав критик Гельмут Карадзек, заявляя: «…сам Грасс повсевременно преследовал практически каждого из числа тех, кто скрывал свою политическую карьеру в нацистский период. Надо сказать то, что это двуличие и страшное лицемерие, я очень разочарован». Вот о данной нам стороне деятельности Гюнтера Грасса хотелось бы побеседовать особо. «Совестью нации», как именуют Грасса почти все в Германии, он стал благодаря собственной неутомимой публицистической деятельности. Разоблачение реваншизма, муссирование «немецкой вины» стали основными темами Грасса-журналиста, жаркого приверженца Социал-демократической партии. Писатель был посреди тех, кто кидал обвинения поколению отцов, кто упрекал цивилизацию в целом за ее зазорное молчание и конформизм во время нацистской диктатуры, он был тем, кто тыкал германцев носом в собственные нечистоты, заставляя думать о их исторической вине. Но сразу Грасс повторил все ошибки либеральных антифашистов 30-х. Ненависть так застила ему глаза, что он запамятовал о семнадцати миллионах соотечественниках, обреченных жить в ГДР при коммунистической диктатуре. Он и его единомышленники призывали относиться к существованию 2-ух германских стран как к данности и как к форме расплаты за грехи отцов. Они считали, что хоть какой разговор о полицейском режиме в ГДР, о безобразиях «Штази» уводит от темы нацистских злодеяний и поэтому недопустим. Сотки восточных германцев гибли, пытаясь вырваться из социалистического ада, сотки тыщ германских семей были разбиты Берлинской стенкой – но всего этого не было для «совести нации». Напротив, «экономическое чудо» в ФРГ при канцлере Аденауэре вызывало у него отвращение: «А у нас был канцлер Аденауэр, ужас, со всей данной для нас ложью, со всем сиим затхлым католицизмом. Провозглашаемое тогда общество различалось таковой косностью и таковым ханжеством, каких даже при нацистах не было». Надо сказать то, что для левых радикалов типа Грасса ГДР смотрелась куда наиболее приятно; классические ценности – религия, семья, патриотизм казались ему неимоверной ложью. Схожая моральная слепота привела к тому, что в 1990 году, когда миллионы обитателей ГДР вышли на демонстрации под девизом «Мы – единый народ», Гюнтер Грасс призывал и дальше сохранять ГДР и выступал против объединения Германии. Роман «Траектория краба», чье действие разворачивается конкретно в ГДР, и стал попыткой престарелого писателя объясниться с современниками, запоздалым ответом на те «проклятые» вопросцы, на которые он не отвечал десятилетиями. Привыкший укорять сограждан за криминальное молчание, Грасс сообразил, что настал в конце концов и его черед объясниться и с историей и с читателями. Очень хочется подчеркнуть то, что его пример указывает всю неоднозначность и сложность положения, в каком оказывается «маленький человек», которого затягивают против его воли водовороты войны и политики. Могли быть его разоблачения настолько же убедительны, если бы он с самого начала поведал о собственном эсэсовском прошедшем? Имел ли он право утаивать детали своей биографии ради того, чтоб свободно обличать остальных? Что здесь скажешь

Возможно Вас также заинтересует:

Самые именитые писатели современности Открывает наш перечень самых именитых писателей современности Фредерик Бегбедер, известный французский писатель. Бегбедер является одним из наилучших писателей в современной французской литературе. Родился писатель в 1965 году. До того, как стал писателем, Бегбедер около 10 лет занимался маркетинговым делом. Самые известные произведения писателя, которые принесли ему славу – это такие...

Германский писатель Эрих Мария Ремарк Есть книжки, которые население земли будет читать вечно, есть писатели, чьи имена не проходят с возрастом. Германский писатель Эрих Мария Ремарк известен по всему миру, а его романами зачитываются не только лишь доктора, да и чувственные девицы со всего света. Как бы это было не странно, но сейчас мы бы...

Adidas наносит очередной удар Если Вы находитесь в в Германии, Вы можете проехать под самой большой в мире фигурой мяча. Adidas украсили переход к мюнхенскому аэропорту этой блестящей рекламой футбольного кубка мира, изображающего вратаря, Оливера Кана. Рекламная компания должна была быть такого размера, как текущая волна лихорадки футбола, охватывающей страну. Четко выраженная рекламная цель...

Стр: 1 2

Поделись своим мнением

Отправь комментарий

Подписаться на комментарии без отправки сообщения

© 2010 Creative Cube. Все права защищены.

По всем вопросам обращайтесь по адресу info@creativecube.ru