Направления в науке

Карибская вольница

Карибская вольницаПоявившаяся в XVII веке в водах Карибского моря республика флибустьеров стоит в истории пиратства особенной главой. Никогда, ни до, ни опосля нее, морские разбойники не имели настолько непреложных законов, точной организации и стальной дисциплины, не брали во огромном количестве крепостей и не приводили в трепет как неприятельские армии и флоты, так и мирное население.Всоответствии с папской буллой 1493 года все земли только-только открытого Колумбом Новейшего Света оказались поделены меж Испанией и Португалией, которые за это обязывались направить в христианство всех обитателей «Западных Индий». Обнаруженные скоро испанцами в Новеньком Свете месторождения золота, серебра и драгоценных камешков стали давать испанской казне баснословные прибыли.Великобритания, Голландия и Франция, смогшие основать там свои колонии только на Североамериканском побережье и нескольких островах Карибского моря, никак не хотели мириться с тем, что их основной неприятель как на суше, так и на море богатеет практически на очах, черпая все новейшие и новейшие средства из собственных заморских владений.А поэтому в ход было пущено старенькое испытанное средство: правительства этих держав стали всячески поощрять морской разбой, выдавая капитанам собственных кораблей каперские патенты, другими словами разрешения на конфискацию грузов с судов противника.Но всякий раз снаряжать для пиратских набегов кругосветную экспедицию было все таки затратно, к тому же бедная островами Атлантика не могла предложить каперам надежных опорных пт, а базироваться на европейском побережье было очень небезопасно. Тогда и тихие бухточки островов Ямайки, Эспаньолы (одно из испанских заглавий о. Несомненно, стоит упомянуть то, что гаити, другое — Санто-Доминго) и Тортуги стали безупречным укрытием для судов британских, французских и голландских «джентльменов удачи». Главной ареной схваток той каперской войны, достигшей собственного накала в 70-е годы XVII века, предначертано было стать водам Карибского моря, лежавшим на пути испанских судов из колоний в метрополию. В те времена наиболее половины их грузов просто не доходило до портов предназначения.Чрезвычайно скоро эта необъявленная морская война стала давать осязаемые результаты: уже в 1522 году галион с золотом ацтеков, посланный в Испанию «покорителем Мексики» Эрнаном Кортесом, был захвачен французскими каперами совместно со всем его грузом. Оснащенная за счет английской короны экспедиция Фрэнсиса Дрейка 1577—1580 годов стала не только лишь вторым в истории населения земли кругосветным плаванием, да и крупномасштабным пиратским рейдом. Разграбив во время плавания с десяток городов Тихоокеанского побережья испанской Америки и захватив несколько испанских кораблей, Дрейк привез в Великобританию наиболее 2-ух тонн 1-го лишь золота. Через 10 лет британец Кэвендиш, а через 20 — голландец Ван Ноорт также сделали «самоокупающиеся» кругосветные плавания, целью которых было разграбление испанских судов и их поселений в Америке, постоянно приносившее устроителям экспедиций большие барыши.Нельзя также сбрасывать со счетов и то, что и у населения британских, французских и голландских колоний Карибского бассейна было много поводов непереносить испанцев.Начало периодическим разбоям флибустьеров было положено в 1660 году, когда 28 членов экипажа под предводительством французского капера Пьера Леграна захватили у мыса Тибурон на западном побережье Эспаньолы вице-адмиральский корабль испанского флота, вооруженный пушками и имевший на борту наиболее 200 человек. Добыча была громадна. С ней Легран и его команда на захваченном ими судне направились прямо во Францию. В Вест-Индию он больше никогда не ворачивался, но его «подвиг» послужил сигналом для начала в карибских водах массового разбоя. Бывшие плантаторы и охотники с Тортуги забросили все дела и начали выходить в море в поисках легкой наживы. Нападениям стали подвергаться большая часть испанских кораблей, появлявшихся недалеко от острова.У голландцев еще свежайши были мемуары о зверствах, совершенных ими типо во имя веры во время войны в Нидерландах, у британцев с ними была давнишняя вражда, что все-таки касается французов, то их поселенцы вообщем обязаны были покинуть Эспаньолу опосля организованной испанскими колониальными войсками карательной экспедиции. Плантаторство приносило поселенцам очень скудные доходы. К тому же неиспанцам запрещалось селиться, охотиться и рыбачить на местности испанских колоний, также привозить и продавать европейские продукты, недочет которых на Тортуге и Ямайке посреди XVII века ощущался все острее, в то время как морской грабеж был и резвым, и надежным методом обогащения, а основное — не возбранялся властями.Пираты обычно подступали к вражескому судну на рыбацких лодках и, отрезая для себя путь к отступлению, пробивали их днища и шли на абордаж. Почти всегда опосля недлинного боя испанский корабль переходил в руки захватчиков.Слово «флибустьер» пошло от голландского «vriipuiter», что значит «пират». Британская часть населения Тортуги выудила в его звучании слова «free» — вольный и «booter» — похититель. Выходцы из Франции перераблотали его в «flibustier»

Возможно Вас также заинтересует:

РИБÉРА РИБÉРА (ribera) Хусепе де (1591, Хатива, Валенсия – 1652, Неаполь), испанский живописец; представитель караваджизма. По легенде, учился у Ф. Рибальты в Валенсии, однако этот факт документально не подтверждён. Предположительно в 1611 г. уехал в Парму, где написал картину «Св. Мартин на коне» (утрачена). В 1615 г. жил в Риме при...

Стр: 1 2 3

Поделись своим мнением

Отправь комментарий

Подписаться на комментарии без отправки сообщения

© 2010 Creative Cube. Все права защищены.

По всем вопросам обращайтесь по адресу info@creativecube.ru